Украинский портал технического дайвинга


21
foto_tanks

Мои сертификации

5
4
3
2
1
1
1
+380949259045
1
в Киеве: 3612045
1
в Египте:
 
+201925571965  
1

 

Наш постоянный партнер СОК "Планета Спорт"




Обучение Обо мне Места Курсы Прайс Фото Полезности Контакты

Апрель - Май 2013 года. Индонезия, Папуа, остров Numfor

Наш состав:

*

Целью нашей экспедиции было проверить наличие затонувших объектов вблизи острова Нумфор. В годы второй мировой войны здесь шли ожесточенные бои между американскими и японскими войсками. Остров был укреплен японскими войсками и захват его производился путем высадки десанта.

ПОДГОТОВКА

Наша экспедиция началась на Бали. После формирования команды была проведена серия тренировочных погружений, для того, чтобы научить моих партнеров  пользоваться стейджем и переключаться на найтрокс в процессе всплытия. Это дало бы нам возможность значительно удлинить донное время и провести все дайвы без декомпрессии.  Сложность всего этого заключалась еще в том, что у Валеры фотоаппарат с 2  вспышками, а у Сергея с Густи фото и видео комплекты огромных размеров. Работать с этим оборудование и со стейджем было для них очень непривычно.
         Но  тренировочные погружения показали, что все прекрасно плавают, держат  трим, контролируют глубину и время.

*

         Были куплены билеты на самолет до острова Биак (Папуа). Полет длился в общей сложности 3 часа с посадкой в Макасаре.

*

 

25 апреля. День первый

         А вот дальше начались небольшие сложности. Нас не встретили в аэропорту по прибытии к 5-00 и мы потратили час на ожидание нашего коллеги, который должен быть нам проводником в этой экспедиции.  Порадовало то, что сразу в зале прилета, он же багажное отделение, все курили.  Наши люди, хоть и папуасы.
         Не дождавшись нашего гида мы на аэропортовой тележке довезли наш багаж  на расстояние 100 метров до гостиницы. Это был  самый лучший и дорогой отель  на острове - АЭРОС.
         Все дома на Папуа строят из дерева.  Из-за высокой влажности в строениях из камня начинает заводиться плесень и грибок, в результате в помещениях стоит неприятный запах.  А вот деревянной дом лишен этих проблем.
         Номер в отеле порадовал чистой постелью, кондиционером , наличием чайника и пакетиков с чаем, кофе, сахаром.  Завтрак скудный и традиционный – мясо и курица сухие и зажаренные до хруста, рис,  жаренная вермишель, омлет, яйца в крутую, гренки, масло. Чай и кофе лишь издали соответствовали своему названию. Тостер жарил гренку с одной стороны до черноты, причем хрустящей она не становилась.  Но поесть можно.
Выспавшись, мы потратили день на встречу с нашим гидом и нарезание кругов по причалу, пока на наш бот грузили топливо, продукты, баллоны. Немного поснимали, посмотрели как вояки ремонтируют двигатели на своем небольшом патрульном катере.
Папуасы работать не любят, делают все очень медленно. Даже после того, как им объясняют что делать, они  могут пол часа тупо стоять или сидеть. Приходится повторять по нескольку раз. Причем голос повышать нельзя – тебя сразу будут считать не культурным человеком и никто  в деревне после этого не будет иметь с тобой дела.
На острове нашелся всего один бот, который более менее подходил под цели нашей экспедиции.  Папуасы  нагрузили этот бот как индийского слона, причем основную тяжелую массу  разместили на корме. В результате нос  задрался, корма просела. Капитан получил ограниченную обзорность, а через технологические отверстия для шлангов, питающих подвесные двигатели, в трюм понемногу начала поступать вода. Но это никого не расстроило.

В обед мы сходили в местный ресторанчик и достаточно неплохо поели.  Хорошо, что Сергей уже был на Биаке и предупредил – порция супа и горячего предназначена на 4-5 человек,  так что заказывать нужно одно блюдо на всех.
Желание посидеть с пивом немного отбивает его цена – 5 долл за бутылку  Bintang. Сделано это  специально, папуасы склонны к алкоголизму и реально любят бухать и не работать.
Вечер прошел без особых  развлечений, посидели с  нашим гидом Александром в ресторане, слушали байки про акул и про их повадки.

26 апреля. День первый- выход в море.

В отеле спал под кондиционером в режиме  осушителя. Влажность дикая, сумка с фотоаппаратурой влажная, чехлы на оптику влажные. Радует влагозащищенность  самой тушки Пентакса.  Открыл сумку, выложил всю технику и ночью сушил.
После завтрака в 6-00 выезд на причал и погрузка на бот.
Выход в море.
Через 10 минут движения выясняется, что на борту нет компрессора. Нормальна тема для Папуа - всем все пох. Возвращаемся, еще 2 часа уходит на поиск места где спрятан компрессор, погрузка его на бот.
Переход по морю на перегруженном боте. Максимальная скорость 10 км час, сильная волна и встречный ветер.  Несколько раз лодка так ударилась после полета о волну, что у меня возникло непреодолимое желание остановить бот и осмотреть дно в носовой части на предмет трещин. Это Тихий океан, и он шуток не прощает.
После обеда волнение спадает и мы можем увеличить скорость до 20-25 км час.  Капитана укачивает, за штурвал становится Алекс. Все оставшееся время наш кеп блюеет.
Это всех реально веселит. Как оказалось, он не кеп, опыта хождения по океану не имеет. Так, вывозит туристов на боте на 2-3 часовую прогулку вблизи Биака по тихой воде. Родственник начальника туристического департамента, в ведении которого находится бот. Короче, шел парень за хлебом, попросили на пару  дней смотаться на Нумфор с дайверами J
После 6 часового перехода подходим к  месту захода в бухту острова Нумфор, но время 16-30, вода низкая. Океан  опять начинает раздувать, принимаем решение высаживаться на необитаемый остров Манем, который в 2 км южнее  и ночевать там.
Команда испытывает сильные трудности со швартовкой к песчаному берегу. Якорь бросать не умеют, направление и силу  ветра не учитывают. Трюм под моторным отсеком заполнен водой и нас сильно кренит на правый борт. Лодку выносит правым бортом на отмель. Если бы не 15-20 рыбаков на берегу, которые помогли руками удерживать бот и разгрузить нас от  кислородных и дайверских баллонов, корабль бы реально выкинуло на берег.

 

Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player

 

Начинается сильный дождь и я с Сергеем на берегу  очень быстро развожу костер. Для лагеря место выбрали под кроной деревьев.  Ходим в одних плавках, воздух, вода и дождь одинаковой температуры. Мозг реально не может этого понять, но ощущения очень приятные. Экватор.  Сухих дров нет, из-за постоянных дождей все влажное.
Но костер начинает гореть, понемногу сушу дрова и получаю нормальные угли. Ведь нам еще на этих углях под тропическим ливнем готовить еду. В процессе сбора дров выясняется, что остров кишит кокосовыми крабами. Размер их в два раза больше, чем у черноморского. На пробу ловим два десятка и ставим варить. Вода окрашивается в черно красный цвет. Ясно, что на суп они не годятся.  После варки снимаем пробу. Клешни настолько прочные, что приходится разбивать их мачете. Да это и понятно – крабы своими клешнями раскалывают кокосовые орехи, которыми они питаются. Мясо сладковатое, белое, классического вкуса. А вот под панцирем нет мяса пригодного для еды, горькая древесная масса коричневого цвета. 
На ужин нам местные помощники папуасы готовят рис и курицу, которую они обжарили на большой сковороде в кокосовом масле.  На борту у нас ни холодильника, ни льда нет – привезенный запас курятины начинает быстро терять свежесть.
Единственный минус  в приготовлении пищи местными – все мясное и рыбное они зажаривают в тотал, до характерного хруста. Только так приготовленную еду можно хранить без льда несколько дней при 30 град С.  Вмешиваюсь в приготовление второй порции еды и получаю себе вполне нормальную курятину средней зажаренности.  
За ужином развлекаем себя распитием текилы из бутылочной пробки ( стаканы найти во всей этой неразберихе невозможно).
Команда угощает наших помощников кофе с молоком из пакетов, наподобие  нашего МАК КОФЕ 3 в 1. В стаканах, вырезанных из бутылок, в которых была вода. Папуасы очень любят кофе и это угощение для них праздник.  
Спим в палатке,  подложив под голову вещи вместо подушки.  

27 апреля. День второй – погружения с берега на десантные боты.


Проснувшись утром, понимаю, что в песке все – он настолько мелкий, что проникает во все щели. 
Утром на завтрак вчерашняя курятина, рис, арбуз. В результате вчерашней аварийной высадки все наше оборудование разложено на протяжении 200 метров вдоль песчаной полосы прибрежной зоны. Но никто ничего не тронул, наоборот, местные ребятишки готовы  нам помогать чем угодно, носить баллоны, поддерживать костер. Для них это целое событие – приехала экспедиция. 

Beach

Beach_1

Beach_2

Beach_3


Первое погружение делаем с берега. Находим 4 американских десантных  бота,   нижний на глубине  до 42 метров. Все стоят строго по направлению к Нумфору. Вполне вероятно, что они были затоплены  японцами сразу, как только двинулись  в наступление на Нумфор и немного отошли от берега острова Маним.

 

Рэки были нами идентифицированы.

Это танкодесантный катер модели USS LCT. Предназначен для доставки к берегу 4-х средних или 3-х тяжёлых танков или до 150 десентников.

LCT

 

General characteristics
Class & type: LCT
Displacement: 286 short tons
Length: 114 ft 2 in (34.80 m)
Beam: 32 ft 8 in (9.96 m)
Draft: 3 ft (0.9 m)
Propulsion: 3 × Grey Marine Diesels, 3 propellers, 675 shp/shaft
Speed: 10 knots (19 km/h)
Range: 700 nmi @ 7 knots
(1,300 km @ 13 km/h)
Capacity: Cargo, 150 short tons
Complement: 13
Armament: 1 × 20 mm AA guns
2 × M2 Browning machine guns
Armor: 2.5 inches (6.4 cm), wheelhouse
2 inches (5.1 cm), gun shield

Интересным фактом является то, что в официальном Списке боевых кораблей ВМС США, потерянных во Второй мировой войне, нет упоминания об этих кораблях. Следовательно, возможны 2 варианта:

- мы открываем белые пятна в историии будем дополнять список погибших кораблей;

- эти катера не принадлежали к флоту США, а использовались союзниками, в данном случае австралийцами.


После выхода из воды обедаем рыбой, которой угостили ребятишки, я разворачиваю  на берегу мешалку, делаю нитрокс на второй дайв.  Компрессор и кислородный баллон на песчаном пляже смотрятся немного странно.  Вокруг сидит десяток пацанов и тихо за мной наблюдают.


В перерыве  развлекаю себя фотографированием местной ребятни. На такое событие их на лодках  приехала чуть ли не целая деревня.  Все смеются, валяются  в песке. Мальчики постарше сидят и курят с очень серьезным видом.  У половины мужчин на голове очки для плавания. Сделал портрет папуаса с такими очками. Реально вырезаны из красного дерева, украшены рисунком, сделанным по методу выжигания по дереву.  В этих очках они ныряют до 20 метров. Как у них давлением не выдавливает глаза, я так и не понял.


Второе погружение прошло в попытке найти на склоне рифа затопленный транспортный корабль.  Попали в сильное течение, но желание пройти максимально большое расстояние, исследовать доступную взгляду площадь рифа и найти   рэк велико, и мы перемещаемся против течения  методом подтягивания   за кораллы на грунте. Но на глубине 35 м этим заниматься долго не будешь и я предлагаю своим напарникам развернуться и закончить дайв по течению.  Единственное что порадовало в этом дайве – пару небольших акул и пяток крупных тунцов.  
Возвращаемся на Маним, грузим все снаряжение, продукты, палатки и выдвигаемся  на остров Нумфор, к месту постоянного базирования.  

Вечер. «Люди реально не ценят то, что у них есть»

         Бот заходит  в бухту необычной красоты и мы оказываемся  в рыбацкой деревне.  Бухта имеет вход шириной не более 10 метров,  доступна для захода небольших ботов только во время прилива. Тогда глубина составляет около метра. В остальное время в бухту со стороны моря можно попасть или пешком (вода по колена), или на местных лодочках с противовесами.  Зрелище потрясающее, впечатление такое что я смотрю фильм о пиратах, которые прятались в таких укромных местах.
Небольшая пристань, она же дорога к трем стоящим у воды домам. Без сноровки по этим просто лежащим доскам ходить достаточно сложно, в любой момент можно упасть.

 


Начинаем разгрузку, размещение оборудования и продуктовых запасов в доме. В разгрузке бота участвуют все  наши дневные добровольцы.
Нас встречает хозяин дома Стефан.  Показывает дом : веранда, холл, две спальни, большая гостиная где стоит единственный стол, там же на полу матрас хозяев. Выход на кухню. Там очаг, небольшой стол с посудой.  Сюда бы наших инспекторов пожарной охраны, показать им как в полностью деревянном доме люди готовят еду на открытом огне. Все манипуляции по приготовлению еды – сидя на корточках на полу.

 


 Поразила кухня – приготовление еды на дровах и керосиновых печках. Про сортир отдельный  разговор – домик без крыши с дыркой полу, которая смотрит просто в воду. Все что туда падает сразу съедает рыба.  Туалетной бумагой никто не пользуется – стоит ведро с водой и ковшик. Замкнутый цикл движения органики в природе.  Рыбу тут же ловят, едят, опять сортир и все по кругу. Папуасы вообще весь мусор органического происхождения выбрасывают в воду, рыба ест все.  Бухта идеально чистая – нет ни бутылок, ни банок, ни пластика.
На ужин – суховато приготовленная рыба (группер)  и рис.  В доме нет привычного нам стола, кушают все сидя на полу и держат тарелки в руках.  В качестве столовых приборов – ложка и руки. Вода из родника отличного качества, делаю себе чай.
По Религии на этом острове папуасы  – католики, в доме висят кресты и лики Христа.  Дом стоит на воде, на веранде мы организовываем   компрессорную. Там же я и делаю себе лежбище – веранда продувается, пол весь в дырках. Только так надеюсь спастись от жары и влажности.
После ужина держим совет с Эриком, Алексом и приглашенным водолазиком. Читаю им небольшую лекцию о вреде профилей «морковка», рисую бульмановский горб, рассказываю что такое декомпрессия, зачем она нужна и развлекаю себя дремучестью людей, которые тут ныряют.
Спал на полу, постелив на доски туристический коврик и под голову свёрнутый реглан.  Серега выбрал комнату с топчаном и матрасом, но мне показалось что там будет ночью душновато.  Да цвет простынки расстроил. На воздухе спать было нормально, никакой мошкары или комаров. Чуть стало прохладнее под утро и я укрыл ноги небольшим полотенце, которое удачно висело на веревке.

28 апреля. День третий.


Подъем у папуасов на рассвете в 6 часов.
 На завтрак вчерашняя рыба и рис, разнообразил хлебом с маслом.  Чай.
Вышел в деревню с фотоаппаратом. По пути встретил  Стефана. Он показал мне источник пресной воды, церковь и школу. У церкви висит рында и колокол, изготовленный из авиационной бомбы.  Получилась интересная композиция на фото.
Выход в море начали как только пришел прилив и появилась возможность по высокой воде выйти из бухты .


Первое погружение планируем на 56 метров. Место указывает  папуас - местный компрессор мен, который вчера был на совещании. Это сборщик морского огурца, работает на шлангах, воздух ему подают с маленькой лодки, на которой стоит обычный  бензиновый компрессор.  Он утверждает что рэк видел, на палубе стоит вертолет.
Первая попытка найти затонувший авианосец ( или по нашей версии большой десантный корабль) с вертолетом на борту.  На разведку заходят Алекс  и Эрик, в одно баллонной  конфигурации. Без результата.
После них мы спускаемся по ходовому концу.  Длина ходового конца – более ста метров. Эхолот на борту не работает или его нет, или команда внятно про эхолот ничего сказать не может.  Доходим до 55 метров, проходим метров 100 по компасу и начинаем всплытие в толще воды.   Погружение впустую, потерянное время и газы.
После 3 часового поверхностного интервала переходим на точку, где наверняка лежит не найденный вчера транспортный корабль.  Течение очень сильное, капитан не в состоянии выходить на точку в дрейфе.
И опять дайвинг. Я принимаю решение одеть все снаряжение на борту, включая стейдж. Просидев в этом всем на борту 30 минут, пока команда пытается выйти на предполагаемое место, снимаю снаряжение и отказываюсь от погружения при такой его организации.  
Еще через 30 минут, все остальные члены нашей команды принимают решение не тратить время зря и Сергей предлагает сделать дрифт вдоль рифа от места залегания десантных ботов у необитаемого острова.  
Дайв удачный, на глубине 42 метра ребята находят  транспортное судно, типа баржи, с оружейными ящиками внутри.   По их выходу из води активно обсуждаем эту находку, фиксируем точку для дальнейших погружений на этот объект.
         Устав ожидать прилива на  борту корабля, прошу подойти ко входу в бухту и на ластах отправляюсь в деревню. Там провожу ревизию продуктовых запасов - все овощи и фрукты в пластиковых пакетах начали гнить. Даю задание хозяйке перебрать гнилье, и приступаю к приготовлению овощного  супа. Картошка, местная приправа, помидоры, консервированная кукуруза, горошек зеленый, пассированный лук и шампиньоны. 
         Местное  женское население (хозяйка, ее дочка 7-8 лет и две халвы) с интересом следят за процессом.
 
Хозяйка мне активно помогает – режет лучек, перетирает чеснок.  Выгляжу я исключительно – босой, бородатый,  в плавках и красном реглане, так как все шмотки остались на корабле.  На кухне доски все гуляют, мокро. На улице идет дождь и крыша протекает. Не заметив одну из луж, поскальзываюсь и падаю.  Удар приходиться на правую строну, нижние ребра. Вроде не поломал, но болит сильно. За пару дней посмотрим, пройдет или  нет.
         К моменту захода бота в бухту супчик готов, все с удовольствием его кушают.
После ужина забиваю найтрокс, заряжаю батарейки и комп. Подача электричества в деревне прекращается в 12 ночи, после этого запускаем свой бензиновый генератор.  
         На сон меняю конфигурацию постели. Нахожу в доме синий плотный матрас, похожий на маты в спортзале, и под голову кладу свернутую палатку в чехле.  Под утро слегка прохладно, поэтому ложусь спать в длинных штанах , носках и реглане.

         29 апреля. День четвертый.

         Утро начинается как обычно. Тарахтит компрессор. Чай, домашний хлеб, масло, вчерашний суп. Наш Алекс  ведет переговоры с местным водолазом, который на шланговом оборудовании собирает морской огурец и вчера указывал место. Он и подряжается  для верности нырнуть на своем оборудовании и привязать ходовой конец.
Выходим в море. С бота наблюдаем, как идет подготовка к погружению с деревянной лодки. У Сереги чешутся руки поснимать этого мена под водой.
Но со своим компрессором он возиться более чем пол дня и в конечном итоге уезжает, так и не нырнув.


Принимаем решение спуститься  по якорному концу, оставленному компрессор меном.  Глубина 55 метров, подо мной реально еще 50. Синька. На подъеме вокруг меня кружат стаи тунцов и барракуд. Причем косяк идет на меня, расходится и за мною смыкается. Сергей и Густи с интересом наблюдают за этим движением, находясь чуть сверху.  Еще одно пустое погружение.
         Второй дайв планируем вдоль стенки одной из бухт острова. Время 18 час, но нам спешить некуда-прилив смещается каждые сутки  на 15 -20 минут и предполагаемое время захода в бухту – 21-30 .
         Фан дайв. Растягиваемся в цепочку из 6 чел протяженностью 150 метров и в течении часа прочесываем риф. Все в пустую.  По всплытии на поверхности воды наблюдаю потрясающее явление – подняв фонарь вверх, вижу как луч пересекает слой плотной влаги, вначале принятий мною за пыль.
         После захода в бухту нас ждет приятный сюрприз- хозяйка по моему рецепту приготовила супец, добавив макароны и кусочки курицы.  Компрессор стоит у самого входа в дом и тарахтит так, что разговаривать почти невозможно. Утром Ерик запускает его в 6 час утра. За 2 дня привык с 6 до 8 утра спать рядом с работающим компрессором.

30 апреля. День пятый.
 
Выход в море совместно с ныряльщиком из соседней деревни, который поведет нас на затонувший японский самолет. По выходу из бухты принимаю решение заняться изучением устройства корабельного GPS , т.к  команда утверждает, что в нем есть эхолот.  Нахожу функцию, включаю, произвожу настройки.  Ура, теперь мы хоть понимаем что под нами. Принимается решение пару часов потратить на прочёсывание предполагаемого места затопления авианосца. Предполагаемая длинна корабля – от 150 метров, по словам местных он лежал поперек фарватера и к мачте они привязывали лодки. Но скорее всего в результате подвижек рифа от землетрясения рэк сполз   вниз до 80-90 метров. 
В одном месте эхолот дает непонятно шумную картинку на отметке 25 метров и вплоть до 50 м. Принимаем решение отметить точку, и послать по ходовому концу Алекса и Ерика на разведку. Сами мы подготовлены для дайва на 50 метров и смысла расходовать газы не видим. 
Я маркирую точку и сажусь за штурвал бота. Мешает сильный ветер , который прибивает бот к берегу и течение в противоположном направлении. Но очень быстро привыкаю к штурвалу, на боте стоят два 4-х тактных 200 сильных подвесных мотора ямаха, управляемые отдельно. Вывожу дайверов на точку и разведчики уходят вниз.   
Результат отрицательный. Переходим на другую точку и готовимся к погружению на затонувший  японский самолет. Местный ныряльщик уже в воде и четко указывает на рэк.
Глубина 35 метров, чистое песчаное дно. На нем лежит вверх шасси истребитель. Целый винт, крылья, хвостовое оперение. Опознавательных знаков не видно-все поросло слоем кораллов. Шасси находятся в углублениях фюзеляжей.  В хвостовой части сквозная пробоина.
Плавно обхожу самолет, непрерывно снимаю видео. Под крылом живет огромный группер, который увидев меня, медленно с недовольным видом, уплывает в сторону.
Фонарь открыт, летчик однозначно выпрыгнул. Следовательно шарить в кабине в поисках личного оружия бесполезно.


Поснимав немного вид сверху, вместе с Валерой осматриваем зону вокруг самолета.  В 30 м на север нахожу объект, похожий на сбрасываемую глубинную бомбу, сильно сгнившую.
По выходу на борт корабль отправляется через отмели песчаной косы к берегу, там выгружаем компрессор и до начала прилива забиваем баллоны. Серега и Валера занимаются фотографированием в пол воды местных ребятишек, с остальными команда играет в футбол. 
В бухту на ночлег отправляемся с приливом. По дороге вижу уникальное природное явление- ночную радугу. Стоит она напротив восходящей луны, представляет собой четкий полукруглый сегмент с явно очерченными краями белого цвета. Полукруг уходит в небо, и как бы стоит на воде. Внутренняя часть радуги серо- молочного цвета. Этой картиной любуемся 30 мин до захода в бухту.  Вполне реально сделать фото , но для этого нужно оказаться на берегу и иметь штатив.
По пути  наш гид заходит в деревню и покупает 2 литра местной кокосовой наливки.  Вечером супчик, рис, наливка. По вкусу типа кваса, кисловатая, мутного белого цвета, с 2 полных стаканов ощущения как от 150 грамм обычного  сухого вина. Слегка пахнет  кокосом.

1 мая. День шестой.

Утро как обычно расстраивает меня стуком компрессора. Но нервная система не брыкается и я могу еще доспать до 8 утра – высокая вода все равно будет к 10 час утра.
На завтрак делаю себе  чай, жарю  себе и ребятам яичницу  на сковородке при помощи керосиновой печки.  Хозяйка  ставит на стол еще обжаренную кукурузу с горошком из наших консервов.
Выходим в море в 10 час.  Час проходит в ожидании Александра, который поехал в деревню на переговоры с местным ныряльщиком, который должен показать нам место с новыми рэками. По возвращению плохие новости- в деревню приехали миссионеры, собрали в церковь три деревни. Идут все. У миссионеров неплохой бизнес – за лекцию по 50 000 рупий (5 долл) с человека. Отказаться нельзя  - священнику не перечат.  Мне стало жалко этих людей. Мало того что живут очень скромно, что бы не сказать бедно, так тут еще прикатывают «братья забодай» с конкретным желанием с этих бедолаг еще что то поиметь.
Делаем переход по морю и ложимся в дрейф напротив деревни. Через пару часов на лодке к нам причаливает пару папуасов.  Старший – Питер, оправдывается, мол извините, но это очень важная лекция на религиозную тему.       С пониманием киваем головой.
Папуасы очень стеснительные и работа по поиску идет  вяло, без огонька. Осложняет ситуацию еще то, что как правило они ныряют ночью за лобстерами и морским огурцом. Поэтому ориентируются на поверхности моря днем они с трудом. Кружим в одном квадрате, используя один ориентир – большой камень на берегу в отдалении километра от нас.
В процессе поиска наблюдаем рядом небольшого кита (с плавником , похожим на дельфиний)
Приходит время обеда. У нас есть супчик из термоса, рис с консервированной  ставридой, бананы, компот из экзотических фруктов из консервы.
После обеда сажусь за штурвал, отбиваю на карте квадрат и начинаю проходы с очень малой вероятностью пройти над рэком. Эхолот однолучевой, да еще и начинает сбоить при скорости более 7 км час.  В одном месте за несколько проходов эхолот отключается и на экране видим только шум.  
Отбиваю точку и принимаю решение погрузиться и осмотреть место. Глубина 45 метров. Собираемся с Густи и уходим под воду.
Под нами чистый песок, видимость до 10 метров, луч фонаря дальше не пробивает – мешает взвесь планктона. Ложусь на курс и по глубине 40 м начинаю исследование квадрата. Лунный пейзаж, пусто. На всплытии наблюдаю маленькую акулу, которая держится на почтительном расстоянии от нас.
По выходу из воды озадачиваем папуаса Питера – в обмен на денежное вознаграждение хотим от него получить буйки, привязанные к известным ему рэкам. Обещает завтра с утра начать работу.
Отправив Питера на лодке в деревню, ложимся на обратный курс.
По пути наблюдаю великолепный закат -  такой игры красок и таких низко стоящих облаков вы не увидите нигде, только на экваторе.


В ожидании прилива швартуемся на  острове Маним, остаток времени смотрю на звезды  и слушаю Сашины мысли о там, что путь спасения человечества лежит только в том, что нужно лететь в космос и осваивать новые планеты. И что вместо того, чтобы тратить силы ученых на разработку новых Iphone и Ферари, нужно весь потенциал человечества пустить на освоение космических технологий и валить отсюда как можно быстрее.  
Остаток вечера провожу в каюте, уделив время на сон.  Сами сидения узкие, спать можно только на боку. Под голову подкладываю сумку с фотоаппаратурой.  Пока сплю, бот по высокой воде заходит в бухту, и я ,проснувшись схожу на пристань.
Ужин не очень обильный, рис, рыба похожая на морского окуня отварная и жаренная. Делаю себе уху из риса и рыбного бульона, ем  немного жаренной рыбы, чай, банка пива.
После еды жуем пину.

Pina

Это такие орехи, зеленого цвета, похожие на желуди. Во рту ощущение терпкости  и впечатление, что жую солому. Туда же добавляется сири (тонкий длинный зеленый стручок) и капур (молотая смесь вареных ракушек и коралла).  Во рту смесь окрашивается   в бордово – красный цвет, слюна течет так, как будто открыли кран. Постоянно сплевывая начинаю чувствовать приход – накатывает тепло, пропадает желание спать. Легкая эйфория.  Для увеличения эффекта чищу еще два ореха  и продолжаю изображать из себя жвачное животное.  Кроме веселящего действия пина оказывает лечебный эффект на десна и зубы – папуасы жуют ее с детства. Как только вырастают первые зубы, начинают жевать.
Развлекшись разговорами с Эриком и капитаном бота Andrew на смеси английского и индонезийского, укладываюсь спать на свой матрасик.

2 мая.  День седьмой.

Ночью, встав в туалет, послушал звуки дикой природы, доносящиеся из джунглей. Это смесь пения птиц, криков животных. На море и в бухте был полный штиль.  Такой гармонии звука в природе я реально никогда не слышал. Просыпался я утром под звуки Назарет, зальный вариант «кокаин». Команда пела хором, мелодия исходила с Серегиного компьютера.  
Интересный факт, я очень люблю эту песню. И вот за время поездки я ее слышал два раза в самых для меня неожиданных местах – в Тайланде, остров Ко – Чанг,  пляж Lonely Beach, рок кафе с живой музыкой, и здесь, на экваторе на рассвете.
Утро удалось. С учетом того, что Эрик вчера целый день провел здесь и набивал баллоны, компрессор с утра молчал.
Скудный завтрак из кофе с молоком, булка, джем, немного топленого масла.  
Первый ясный и солнечный день.

Apparatura


Решаю сделать просушку всей аппаратуры, благо с утра не шел дождь. Выкладываю на крыше бота все объективы, снимаю крышки, открываю сумку. На ярком солнце влага начинает испаряться. Объективы кладу так, что бы солнечные лучи проходили через оптическую ось – надеюсь, что ультрафиолет не даст возможности развития грибку.  За час просушка закончена, все пакую обратно.  Еще раз хвалю себя за то, что в поездку взял именно эту модель фото рюкзака. Все закрывается на плотные молнии, материал не впитывает влагу, она вся остается снаружи. Мягкие внутренние перегородки, прочный наружный каркас, есть отличное место для моего ноутбука Apple. Во время отдыха перевернув рюкзак спинкой вверх, получаю отличный упор для спины во время отдыха лежа.

К 9 часам нам готовят макароны – вермишель системы мивина со специями и томатом. Вкус патологический, но есть нужно.  Надеюсь вечером на палаточной стоянке наварить нормальных макарон, запас которых у нас есть.
Принимаем решение погрузить все вещи на борт и заночевать на острове Маним – это даст нам возможность раньше пришвартоваться и утром выйти в обратный путь на Биак раньше, часов в 7 утра.
А пока продолжается погрузка бота. Луна вступила в 4 низкую фазу (последняя четверть) на часах 11-20 и только наступил полный прилив.
Ночуем на Маниме в палатках, что бы утром рано не дожидаясь прилива выйти на Биак. На бот забираем все вещи. Моя фототехника вся высохла, осталось зарядить 2 запасных аккумулятора к камере.
На прощание делаю Стефану подарок – крест путешественника, купленный в Иерусалиме. Объясняю, что эта святыня с места рождения Христа. Он остается очень доволен.
  Считаю что ему, как человеку искренне верующему, он нужнее. Этот  крест проехал со мной от Иерусалима до Дахаба, был со мною в Киеве, в Балаклаве, в Эмиратах, Индии, Тайланде, Бали. И я решил оставить его в Папуа. Он выполнил для меня свое предназначение – Крест Путешественника.


Думаю, что я снова поеду в Иерусалим в июне 2013 и там куплю себе следующий. Куда он меня приведет – покажет время.

Вечерние заметки под стук компрессора.

По выходу из бухты направляемся на Маним и обходим его, чтобы посмотреть как расположен коралловый риф.  Закончив обход, швартуем бот с подветренной стороны, разгружаем вещи для лагеря.  Сергей, Валера и Густи собираются на американскую транспортную баржу, что бы более подробно ее исследовать. Я руковожу разгрузкой корабля и готов по времени выйти и забрать их после дайва.  Понемногу начинаю при общении с командой употреблять индонезийские слова.
Ребята возвращаются на берег и приносят хорошие новости – в трюме лежат ящики с боеприпасами, но доступ к ним ограничен переборками трюма.
Под воду собираются Алекс и Эрик. Разрабатываем план – они по приходу на точку бросают буй, мы с бота подаем им конец, они привязывают его за прогнившую переборку. Малым ходом я двигаю бот и эту переборку срываю, доступ к ящикам должен быть открыт.
Но не все так просто. Для того, чтобы быстро спустить конец на глубину 40 м,  папуасы привязывают его к небольшому якорю. Конец очень быстро уходит под воду.  Через 5 минут снизу сигнал по концу – все ОК, можно срывать.
 Я начинаю двигать бот. После небольшого усилия двумя 200 сильными двигателями конец ослабевает. Густи быстро выбирает его. Засада. Наши дайверы, вместо того, чтобы привязать трос, просто заложили якорь за поперечину переборки. И одна лапа якоря разогнулась, не сорвав металл. Якоря на Папуа делают из толстой арматуры  :-) .


За дело принимается наша команда . На этот раз цель – детально осмотреть баржу, найти точки проникновения, люки, которые можно открыть и по всплытии принять решение, как доставать содержимое .
Глубина 37 метром. Баржа затоплена прямым попаданием в моторный отсек. Остатки ходовой машины находятся внутри. Фомкой срываем прогнившие борта. Внутри видим  5 патронных  ящиков, может есть еще несколько в глубине трюма в иле. Ломиком аккуратно делаю дырку в наружном деревянном ящике, цинковый внутренний перегнил.  Серега медленно начинает извлекать патроны для крупнокалиберного пулемета. Набрав дюжину и рассовав по карманам, продолжаем осмотр баржи. Остальные трюмы пустые. Через прогнившие отверстия луч фонаря ничего не высвечивает.
Привязав буй к верхней точке, начинаем подъем.  На берегу уже разбит лагерь, горит костер, кипит вода.
Не доверяя папуасам, готовлю макароны. Пассированные помидоры, лук, шампиньоны, немного кетчупа и майонеза – ужин готов. Тазик макарошек разметается за 3 минуты.
Но отдыхать еще не время – нужно замешать стейджи с найтроксом. Мешаю прямо на боте, Эрик потом добьёт на берегу.
А команда тем временем усердно чистит найденные патроны. Слышим легкий хлопок и удар пули о котелок, стоящий в 15 метрах. Это у Сереги в руках сдетонировал один патрон.  Воспламенилась трассирующая пуля при чистке ножом. Хорошо, что практически у всех патронов порох влажный.  Оправившись от неожиданного шока, все ржут. Подкалывают Серегу – пойди посмотри, может это не тазик зазвенел, а твой бокс с фотом за 4 штуки баков.
Осмотр фота успокоил хозяина. Поиск пули решили отложить на утро.


А над Манимом глубокая ночь. Сижу в плавках на стволе пальмы, рядом плещется океан.  Ночные джунгли живут своей жизнью – туда ночью лучше не соваться.  Мой безотказный Apple приятно светит экраном, рядом стоит чашка со сладким кофе, в руке дымится ароматная индонезийская сигарета. Табак с добавкой гвоздики, сладкий фильтр. Над океаном вдали сверкают молнии.   Как приятно жить за десятки тысяч километров от каменного мешка, называемого ГОРОД.
Тихо жужжит генератор, заряжаю фонарь и батареи к фоту.  Горит костер и вокруг меня медленно ползают огромные кокосовые крабы. Под ногами теплый песок.  Плещется океан с водой 30 градусов. Неплохое место для написания путевых заметок.
Перед сном делаю ревизию всех вещей.  У меня 2 футболки, несколько трусов, носки, реглан, шорты, которые из белых уже стали серыми, тонкие штаны цвета хаки, шлепки (не пользовался ими уже 7 дней) , панамка, темные очки, набор умывальных принадлежностей. Аптечка на все случаи жизни, мультитул лезерман, фот Пентакс К-5 , набор объективов, вспышка, запасной пленочный фот, 10 роликов пленки. В водонепроницаемом кейсе лежит IPhone и 2 тб винчестер. Механические часы Oris, с которыми я не расстаюсь уже 6 лет. Зарядки, USB шнурки, маленький фонарик и комплект дайверской снаряги.  
Как оказывается нужно мало вещей человеку для жизни на необитаемом острове.
Все запаковываю в  дайверскую сумку и фото рюкзак. Снарягу подвешиваю на пальмы – подальше от вездесущих крабов с огромными клешнями, фото аппаратуру прячу от влаги.  
Сегодня с ура пришлось первый раз себя полечить – на ногах и руках ссадины и царапины. Способ очень простой. Листья растения, очень похожего на нашу ромашку аптечную жуются в кашу и прилепливаются на рану. Держится как на клею.  К вечеру рана заживает, вся краснота уходит. Фантастика.   А вот правая сторона реально сильно болит – неужели поломал ребра?  Разберемся при приходе на остров Биак.

 


Спать буду в палатке, подложив под голову реглан.

3 мая. День восьмой.

Проснувшись утром в 6-00 понимаю, что с вечера сделал ошибку. Надеясь на хорошую погоду развесил на ночь шорты, трусы и футболку проветриться от влаги. Ночью прошел сильный дождь и теперь у меня шмотки не только грязные, но и мокрые.  Но по большому счету можно целый день ходить в плавках.
В течении следующих 1,5 часа завожу генератор, кипятим воду, делаем себе кофе и пытаемся вытолкать Алекса в деревню узнать, поставили ли местные ныряльщики буйки над рэками или нет. Тот сопит и бормочет о том, что  на Папуа утром вообще торопиться очень плохой тон. 
Загнав его на бот  разогреваю вчерашние макароны.  Но на боте никто не торопится отдавать концы. На часах 8 утра. По быстрому дожевав макароны доплываю до бота, сажусь за штурвал и везу Алекса ко входу в бухту. Отлив, вода низкая. Отправляю его вплавь и сам возвращаюсь на остров.
К этому времени Сергей и Густи сходили на корабль еще раз, поснимали и отвязали мой буй.
Я беру фот, немного снимаю найденные вчера патроны и проросшие кокосы.


Решаю сделать по светлому разведку в джунгли. Иду босиком. Из одежды – плавки. Рубашка или кофта бесполезны – от влажности они только раздражают тело своей мокротой.  Обувь здесь никакая не работает – мелкий коралловый  песок проникает везде и можно только натереть себе ноги. Про шлепки не может быть и речи.
В руках палка, прежде чем сделать шаг, проверяю, нет ли под листьями змей или других  ядовитых насекомых. Не забиваю постоянно смотреть вверх – на голову может очень тихо опуститься не менее ядовитый паучок.  А до доктора 5 часов по морю.
Джунгли не очень сильно поросли лианами, упавших от возраста пальм не много, так что передвигаться можно.
В лесу разбросаны  американские бочки от горючего, практически сгнившие.
Не найдя для себя ничего интересного  через 30 мин возвращаюсь в базовый лагерь.
А к нам начинает потихоньку приближаться гроза. Срочная эвакуация всех разложенных вещей. Между делом успеваю  перекусить порцией вчерашнего риса и консервированной сардиной в томате. Местные консервы в томате нормального качества, в отличии от украинских – после них нет изжоги и ощущения несварения желудка.
Забиваемся в палатку. Начинается тропический ливень.  С учетом того, что все дайверские и личные вещи  с вечера у меня сложены в   сумку Beuchat, а фотоаппаратура лежит в рюкзаке в палатке, процесс эвакуации занимает не более 3 минут.
Устраиваюсь поудобнее и открываю ноут. Но ветер усиливается, и у меня возникают сомнения в том, устоит ли палатка.   Запаковываю рюкзак, и ложусь плотненько к наветреной стороне. А Серега тем временем спит и не париться.  Решаю последовать его примеру.
К 2 часам дня дождь проходит и я начинаю заниматься просушкой вещей у костра. Ура. Удалось высушить шорты.  А вот с трусами неудача – заколдованный круг, не могу их высушить уже 7 дней.
Возвращается на лодке наш гид. Питер нашел еще один японский самолет разломанный пополам и готов нам его показать. Мы отказываемся от этой идеи – аналогичный самолет мы уже видели и в лучшем состоянии. 
Перед отплытием на Биак, бот отправляется на заправку топливом.
Пришло время готовить обед. Кипячу воду в котелке, туда банку горошка, кукурузы, немного сухого жаренного лука и 2 пачки местной мивины с приправами. По концовке приготовления добавляю несколько резанных помидоров. 
В лагере остались Серега, Валера, Эрик и я. На 4 человека 3 литра супа улетает. Сразу.  На десерт – ананас. Ананасы на папуа мелковатые и кислые.
После обеда выношу подстилку из палатки и кладу у ствола пальмы. За время нахождения здесь мне явно не хватает сидений со спинкой. Или лежишь, или сидишь на бревне. Место  оказалось удобное, упор для спины есть  и я продолжаю писать.      
Такой недостаток Apple как сильный нагрев нижней плиты использую тут с пользой – держа его на коленях сушу шорты J
Серега уходит исследовать западную часть острова.  Дойти ему босиком до рифа не удается  - начинаются острые кораллы. Вернувшись, рассказывает что нашел поваленное красное дерево, показывает фото среза.  Предлагаю ему сразу как только будет инет, разместить в Москве объяву: продам дешево красное дерево отличного качества. Самовывоз из Папуа.

Опускается вечер, мы готовим себе кофе. На закате  выпадает роса и нахожу свою подстилку абсолютно мокрой. Вещи, которые были влажными на мне, становятся почти мокрыми.  Сидишь у воды и волосы на голове мокреют, вода начинает стекать по лицу.
Сидим, слушаем Бумбокс , Боба Марлея, Сектор Газа.  Вспоминаем как наша хозяйка, которая работает директором местной школы, пару дней назад собиралась на школьный митинг (2 мая у Папуасов день знаний) . Чистенько приоделась, взяла вязанку пины (что бы было что пожевать) и вместе с помощником, который нес большую колонку с магнитофоном, пошла в школу. Мы радостно посмотрели ей вслед.  
Очень сильно раздражает, когда с рук и ног падают песчинки, они задевают волоски и такое ощущение, что по тебе постоянно в разных местах кто то лазит.
А на часах 21-00, лежим, ждем бот с бензином.
Час времени тратим на просушку подстилки и себя над костром.  Подстилка сухая, а вот все вещи, которые на нас, высушить не удается. Стоишь к костру лицом, сохнет все спереди. Все что сзади, намокает. Поворот на 180 град, процесс повторяется.  Спать буду мокрым и подкопченным.
Не дождавшись бота к 24-00 ложимся спать. Просыпаюсь в 3 часа ночи от криков и тарахтения двигателей. Приехала команда. Очередная неудачная попытка пришвартоваться на песчаный берег.
Потом наконец индейцы вспоминают, что у нас есть «мертвый якорь» и швартуются к нему.

4 мая.  День девятый

С утра слушаем историю, как ночью при подходе к Манему наш бот налетел на риф и от удара сорвало механизм  поворота подвесных двигателей.  Остаток ночи команда ремонтировала механизм крепления.
После чашки кофе с молоком грузимся на бот и отправляемся на Биак, собираясь нырнуть по пути  на 2 дайвсайтах.
Из еды – рис с молоком, компот из тропических фруктов, плавленый сыр и печеньки .  В заначке – пару банок с пивом, которые планируем выпить после дайва.
Первые пару часов идем по глади океана, потом начинается волна и бот прыгает как резвый козлик. Объяснять капитану, что при такой скорости нужно держать  бот под 45 град и прорезать волну – бесполезно.
В запланированном месте видимость ограниченна наличием большого количества планктона. Решаем продолжить наш маршрут и берем курс на Биак, где на склоне рифа лежит американский самолет- амфибия модели Каталина.
Дайв удачный, снимаю неплохое видео.

Серега и Валера погружаются на этот рэк уже повторно, поэтому занимаются творческой работой с фотокамерами.
В наших планах второй рэк – затопленный корабль у стенки порта.  Подходим, начинаем собирать снарягу. Тут на пирсе появляется папуас и кричит нам, что тут нырять нельзя. Почему, не объясняет.  И уходит. Мы спрашиваем Эрика – в чем вопрос. Он лаконично отвечает – раз сказал что нельзя, значит нельзя. И это при том, что мы на боте с гербом и опознавательными знаками департамента туризма  при губернаторе острова.  Но раз папуас сказал – никто не перечит. И здесь так во всех местах.  Слово местных жителей имеет решающее значения.
Поняв, что с дайвингом закончено, воздаем должное остаткам пива и направляемся к месту швартовки.
По быстрому выгружаем наши вещи с бота и едем в гостиницу. Там засада, свободных мест нет. В другом отеле  есть места, цена за номер в 2 раза ниже, но нет кондиционера. А без него высушить костюмы и БСД просто нереально.
Водитель привозит на с в следующий отель, о существовании которого мы не знали. О, чудо. Отель европейского класса, отличные номера, кондиционер, вытяжка в душе, ортопедический матрас. В цену входит завтрак и ужин.
Впервые за 10 дней получаю кайф от горячего душа. Просто не верится, буду спать раздетым в постели на простынках.

Но первое, что делаю, раскладываю фотоаппаратуру и оптику на просушку, включив на кондиционере режим осушителя.

5 мая. День десятый.

После обильного завтрака направляемся на исследования наземных пещер, которых на Биаке огромное количество. Первая по плану – пещера, из которой вытекает пресная река. Это место водозабора для всего острова, основной источник пресной воды.
Пейзаж урбанистический, бетон, трубы, насосы.  Из машины не выходим, посмотрев на все это из окна, едем дальше.
Вторая пещера со входом на расстоянии 200 метров от береговой черты. Кристально чистая вода, при наведении луча фонаря в глубине просматривается первый зал. Вода на вкус слегка соленая, пещера явно имеет соединение с океаном.  Наш гид Александр проныривал в этот зал на задержке, с фонариком. Из зала дальше идет достаточно широкий проход в строну океана.


Местная жительница, домик которой стоит на возвышении, делится историческими фактами- пару лет назад приехала девушка, с одним баллоном и фотиком на шнурке. Нырнула. После этого ее никто не видел. Может реально прошла пещеру и  вышла в открытую воду. Будем надеяться, что это было именно так.  Папуа, тут никто ни о чем не париться.
Поснимав в этом красивом месте, продолжаем маршрут в глубь острова, где, по утверждению нашего гида, есть пещера с необычно красивым подводным озером.
Пару часов пути по извилистым дорогам и мы на месте. Первый визит – к вождю. С нами отправляют 4 проводника, а вслед бежит десяток ребятишек разного возраста.
Меня слегка смущает прикид проводников – высокие резиновые сапоги, облепленные глиной.
Путь по джунглям протяженностью километр. Влажность такая, что все, что на мне сразу становиться мокрым. Идем медленно, поскользнуться можно на  любой мокрой палке.
Несколько раз пересекаем ручьи с чистейшей водой.  Тропинки, по которой идем, почти не видно. Маршрут можно отслеживать только по срезам на лианах, сделанных мачете.
Вот и вход в пещеру. Настраиваю фотик, вспышку, включаю канистровый фонарь.


От входа пещера резко сужается, под ногами вода, стены глиняные.  Сразу понимаю, что моя обувь и одежда абсолютно не подходит для этого путешествия под землей.  За спиной фоторюкзак, которым постоянно цепляю за стены. Что бы удержать равновесие, вынужден руками опираться о мокрые глиняные стены. Такими руками пытаться фотографировать- убить фотик.  Останавливаюсь в первом зале метров 100 от входа. Нам еще идти 400-500 метров вглубь и вниз. Вижу, как в одном месте папуас, неудачно оступившись, проваливается в жидкую глину по пояс.  Эта картина меня сильно расстраивает.
Сергей, Валера и Густи, громко проклиная все на свете, медленно двигаются дальше.  
Меня пещеры никогда не привлекали, и , оказавшись здесь, на экваторе, в такой жопе мира, в этой глиняной дыре, я еще больше укрепляюсь   в убеждении, что мне это не нужно.
Поворот на 180 градусов. На выходе нахожу маленькое озерцо и в течении 30 минут пытаюсь смыть с себя глину.
Вся ребятня, которая пришла с нами, сидит на выходе и с интересом за мной наблюдает.  В пещеру они не пошли – в местной деревне это место называют пещерой призраков  и внутрь ходят только взрослые опытные мужчины с туристами. И то, без огонька и радостного блеска в глазах. А перед заходом долго стоят у входа, курят, собираются с мыслями.  В пещеру берут с собой мачете !
Пока наши дайверы бродят по пояс в жидкой глине, я пытаюсь сушить вещи под ярким солнцем. Бесполезное занятие. 
В это время из пещеры начинают доноситься голоса выходящих на поверхность людей. Все компания подрывается со страшной скоростью, хватает ветки от пальм и выстраивается у выхода. Я вначале подумал, что это такой ритуал встречи. Но нет.
Первыми из пещеры начинают вылетать летучие мышки. Вся компания с криками, подпрыгиванием  и размахиванием пальмовыми листьями пытается этих мышек сбить на лету. Пару папуасов с мачете машут ими в воздухе с такой скоростью, что я такого даже в цирке не видел.  Внутри назревает  вопросик – зачем?
Выходит на поверхность наша команда. Вид впечатляющий, Серега в одном месте провалился по пояс, только успел поднять сумку с аппаратурой. У Валеры побиты все ноги о камни пещеры.
Но все довольны. Дошли до конца пещеры, сделали отличные фото подземного озера.
Выстраиваю группу и делаю фото все участников.


На обратный путь папуасы забирают с собой всех сбитых мышек. На мой вопрос Алексей отвечает – все просто, они их едят.
По дороге на одной из пальм висит гроздь созревшей пины. Молодой папуас делает из лианы петлю, связывает ей ноги и лезет на пальму. Высота порядка 15 метров. Пальма гладкая как стекло. Но шершавые ступни и лиана крепко удерживают его на стволе.
Внизу пина расходиться как мандарины на Новогоднем празднике в детском саду. С самого малого лет 5 отбирают почти все, оставив ему один орешек – больше не положено, и так будет переть не по детски. Рядом в зарослях рвут листья сири. Не хватает только капура, но он есть в достаточном количестве в деревне.
Останавливаемся у родника, моем руки, головы, вещи, пьем воду. 
Вот и деревня. Мои попутчики устали, предлагают посидеть у обочины и дождаться здесь машины, на которой мы приехали и которую оставили в деревне.
Но так делать нельзя. Неуважительно.
Идем в деревню опять к вождю, чинно рассаживаемся и начинаем жевать пину. Серега тем временем все это фотографирует.
Наживавшись до тошноты , оставив в подарок вождю блок сигарет, отправляемся в обратный путь.
Уже в городе, остановившись купить гамбургеров, случается маленькое ЧП.  Густи, пытаясь залезть на маленький заборчик (что он там увидел, говорит хотел посмотреть как растет рис) разрезает себе ногу ниже ахиллесова сухожилия колючей проволокой.  Вот и навыки EFR. Из имеющихся у меня резиновых перчаток делаю ему давящую повязку и мы мчимся в больничку.
Итог: 5 швов и 2 недели больничный лист.
После этого покупаем билеты на обратный путь и едем в отель.
Остаток вечера проходит в культурном распитии бутылочки 12 летнего виски по случаю праздника Пасхи. 

6 мая. День одиннадцатый.

Утро у меня начинается не очень радостно.  Два пореза на руке и ноге, которые уже почти зажили, после похода в пещеру и полоскания в грязной воде начали нарывать прямо на глазах, рука стала размером с огнетушитель – по форме и цвету.  Серега предлагает мне немедленно ехать в больницу. Звоню Алексу, тот говорит что привезет мне работающее лекарство. 
Лечение простое. Ножом в ране вырезают глубокую дырку до чистого не пораженного мяса.  Промываю рану раствором марганцовки. Туда засыпают тертый антибиотик. По периметру раны обработал имеющейся у Алекса зеленкой ( привезенной ему из Питера).  Заклеивать рану или накладывать повязку нельзя – будет беда.
Остаток дня провожу в постели, чувствуя повышение температуры до 37,5 град.  Вечером повторяю манипуляцию, вспоминая фрагменты фильма из Рэмбо 1.
Ночью меня начинает попускать, я спокойно засыпаю, для профилактики приняв антибиотик  внутрь.

 

7 мая. День двенадцатый. Домой.

Утром короткие сборы, завтрак. Аэропорт. Нас провожают Алекс и Эрик.  Еще раз проговариваем   планы на будущее.
И вот под крылом самолета береговая линия Биака, порт, наш отель. Самолет берет курс на Макасар, где после 5 часового ожидания стыковки рейса мы наконец сидим в самолете, который доставит нас на Бали.
До новых встреч, Папуа. Мы получили бесценный опыт жизни в этом уголке земного шара, увидели и почувствовали то,  что доступно не более десятку людей с белой кожей. Мы были там ПЕРВЫМИ!

Андрей Матусевич
Advanced Trimix Instructor TDI # 11846
Master Instructor PADI # 628670

http://techdiving.kiev.ua/

 

 

 

 
 
© 2008-2009 All rights reserved. Макет и разработка сайта Andriy Matusevich. Перепечатка, копирование и воспроизведение материалов сайта "Украинский портал технического дайвинга " возможно только с письменного разрешения владельца.

Экстремальный портал VVV.RU Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 Дайвинг - рейтинг DIVEtop